Мешок со страхами

Сергей ЛАВЛИНСКИЙ, кандидат филологических наук.
Помните мультфильм, в котором рассказывается история о щенке и котенке, оказавшихся в грозу на крыше дома? Гром гремит, дождь льет как из ведра, а они сидят, прижавшись, друг к другу, и... боятся. Когда становится совсем страшно, герои мультфильма убегают в дом - там так тепло и уютно! Но что-то вновь тянет на крышу, и котенок говорит щенку: «Пойдем еще побоимся!» Однако любят бояться не только герои этой сказочной истории. Многие взрослые с ностальгией вспоминают о том, как в детстве их посещали разные страхи, с каким азартом они преодолевали все опасности, воображая необыкновенные путешествия в Край маленьких и больших страшилищ.
Мир детства полон всевозможных тайн, загадок, тревог. Разве не внушает страх незнакомое пространство, в которое неожиданно попадает ребенок, и даже его собственная комната? А какие опасности таит в себе темное время суток - вечер и ночь, когда страшным представляется то, что днем никакого испуга не вызывает (например игрушка, отбрасывающая тень на стену, или висящее на спинке стула платье)!
Плоды детских страхов, например жуткие монстры, возникающие вдруг в воображении ребенка, нереальны, однако страх, испытываемый дошкольником, переживается им по-настоящему. , Зигмунд Фрейд считал, что страх не должен обретать в душе ребенка полную свободу и трансформироваться в фобии - навязчивые видения и идеи. Взрослым нужно постоянно помогать детям избавляться от этого, но не путем бессмысленных угроз и обвинений в непонятной трусости, а методом перевода страха в сферу положительных эмоций, прежде всего в область игры, рисования и литературы. Вытесненный на поверхность сознания посредством игры, рисования и литературы, детский страх сворачивается и исчезает, оставляя в памяти малыша ощущение чего-то жутко приятного. Его можно носить внутри себя, задерживать на некоторое мгновение в собственном воображении и, спрятавшись под одеялом, тихонько извлекать наружу.
Современные дети любят читать, слушать страшные сказки, изображать страшилки и прочие пугалки. Многие детские писатели это хорошо понимают, и потому в их произведениях часто встречаются элементы «эстетики страшного». Вспомним отрывок из «поэмы ужасов» Корнея Чуковского «Бармалей»:
Таня-Ваня задрожали
-Бармалея увидали.
Он по Африке идет,
На всю Африку поет:
«Я кровожадный,
Я беспощадный,
Я злой разбойник Бармалей!
И мне не надо
Ни мармелада,
Ни шоколада,
А только маленьких
(Да, очень маленьких!)
Детей!»
Он страшными глазами сверкает.
Он страшными зубами стучит,
Он страшный костер разжигает,
Он страшное слово кричит:
«Карабас! Карабас!
Пообедаю сейчас!»
Не каждому взрослому подобная литература приходится по вкусу, а ребенку нравится, и даже очень.
Успокоив особо пугливых взрослых, попробуем вместе с ними разобраться в содержимом «Мешка со страхами», который мы предлагаем вашему вниманию. Всего в нем пять «карманов». В первом - спрятались «почти не страшные истории».
Здесь есть материал для «страшных» игр (стихи Ирины Токмаковой, Генриха Сапгира, Светланы Пшеничных, Юрия Кушака, Спайка Миллигана) или изображены подобные игры (стихи Корнея Чуковского, Мориса Сендака, сказки Астрид Линдгрен, Туве Янссон, Георгия Балла и рассказ Николая Носова).
Путешествие в пространстве этого «кармана» начинается с того момента, когда родители уходят из дому и ребенок остается один, а заканчивается оно вечерними страхами в собственной кроватке, которые на поверку оказываются не такими уж и страшными.
Во время путешествия необходимо преодолеть опасные места, в которых водится множество страшилищ. В лесах раздаются завывания, мяуканье и хрюканье, в деревенской местности безобразничают ведьмы, лешие и Кощей. Они заставляют маленьких деток, не слушающих маму, папу, пить киселек зеленого цвета и соленого вкуса, есть противную холодную манную кашу да еще пюре с комками. Что и говорить, приятного мало!
На лестничной площадке расположились крокодилы, а в собственной комнате, где, казалось бы, все так привычно и буднично вдруг начинает расти страшный лес с океаном посередине, переплыв который, можно столкнуться с целой оравой чудовищ. Но все эти опасности не так уж трудно преодолеть. Раз это игра, значит, средство против ужасных явлений может быть игровым. Скажем, таким, какое придумал мальчик Макс (Морис Сендак. Там, где водятся страшилища). Он взял да и цыкнул на страшилищ, его окружающих. А они возьми да и исчезни.
«Страшные» игры потребуют от родителей максимального внимания и самого активного участия. Например, пересказываете дочке или сыну где-нибудь в темном месте рассказ Николая Носова «Затейники» и, шутки ради (или страха ради?), очень осторожно воспроизводите игровую ситуацию, придуманную девочкой Валей. А после знакомства с фрагментом повести-сказки Георгия Балла «Торопун-Карапун...» предложите ребенку нарисовать самых жутких «закаляк» - и ползучих, и скрипучих... Потом сложите их в большой холщовый мешок (если мешка не найдется - сшейте его вместе с ребенком) и отнесите куда-нибудь в домашнюю кладовку. Пусть он там в уголочке полежит, а подрастет малыш - вытащите «страхи» наружу и посмейтесь над ними. Но мешок и его содержимое выбрасывать не советуем. Ребенок станет взрослым. У него будут собственные дети, и тогда появится возможность сравнить детские страхи. Так из поколения в поколение Мешок со страхами» будет передаваться. А вдруг лет через двадцать-двадцать пять сфера детских страхов станет иной: ваши повзрослевшие дети сравнят свои страшилища со страшилищами ваших внуков и задумаются над проблемами детской пугливости. Так что, как видите, наш мешок сшит на вырост.
У работников детского сада проблем с мешками не будет. Да и пространство у них побольше, чем у молодой семьи, живущей в двухкомнатной или, что чаще, в однокомнатной квартире. А какой праздник можно провести в старшей группе детского сада после знакомства с «почти не страшными историями»! Дошкольники расскажут стихи. Можно разыграть сценку из рассказа Николая Носова. А если роли Пети и Вали исполнят не дети, а воспитатели - вот смеху и страху будет!
Теперь перебираемся в очередной «карман» мешка за следующей порцией страхов. Надпись на нем гласит, что здесь прячутся «страшно забавные истории». «От ужасного до смешного - маленький испуг» - таков основной мотив всех произведений, находящихся в этом «кармане», поскольку в них рассказывается о страхе ненастоящем, но вначале переживаемом очень серьезно. Истории о псевдоужасных событиях рождают комический эффект. Детский смех является адекватной реакцией на возникающую в произведении ситуацию неподлинного страха. Смех очищает психику ребенка от всех напастей воображения, однако не уничтожает его творческую природу. Сфера кошмарного снижается в «страшно забавных историях» до курьеза. Но, чтобы понять курьезность ситуации, ребенку приходится какое-то время относиться к ней так, как относятся герои. Неожиданная смена страшно смешных событий, скачок воображения из области страшного в сферу веселого укрепляют дошкольника в вере, что оборотная сторона страха - смех, Зла - Добро, Смерти - Жизнь.
В первых «страшно забавных историях» мотив ложного страха связан с боязнью персонажей-животных. Но, как выясняется в дальнейшем, трусливы не только лесные жители, но и люди. Казалось бы, никого и ничего не боялись Джованино, герой итальянской сказки, и паренек из сказки братьев Гримм: ни ужасного великана, по частям вываливающегося из камина, ни привидений, ни мертвецов, ни скелетов, ни черных кошек и черных псов на раскаленных цепях. Однако впервые пережить страх им помог пустяк, Джованино как-то оглянулся, увидел собственную тень и испугался, а пареньку чувство страха вселила собственная жена: взяла шутница, да и вылила на него, сонного, ушат холодной воды с пескарями. Причина страха героев, в сущности, ничтожна, а результат переживания не только комичен, но и немного печален, особенно в итальянской сказке, где бесстрашный Джованино, обнаружив тень за своей спиной, взял да и умер.
Спросите ребенка: почему смелые герои попадают впросак, когда вроде и опасности-то никакой нет? Может быть, потому, что не бояться ожидаемого страшного явления намного проще, чем испугаться пустяка, возникшего случайно?
В «Страшном рассказе» Евгения Чарушина и рассказе «Тук-тук-тук!» Николая Носова ситуации мнимого страха приближены к реалиям детской жизни. Действительно, кто из дошкольников темной ночью не переживал «стучащих» и «шуршащих» страхов? Переживают их и мальчишки из произведений известных детских писателей. Причина страха, правда, и здесь смешная - ночные звуки издавали совершенно безобидные существа: ежик и ворона. Интересно и полезно использовать прием «прогнозированного чтения», оборвав сюжет истории на самом интересом, самом загадочном месте. Это подогреет интерес маленького читателя-слушателя к дальнейшим событиям повествования, проливающим свет на причины переживаний героев «страшных» рассказов. Здесь, кстати, вполне уместны вопросы: «Кто же так сильно напугал мальчишек? Чем, по-твоему, закончится эта история?» Потом вместе с ребенком сравните его варианты финала с авторским. Поводов к веселью будет предостаточно!
В истории дяди Кузьмы из «Трех охотников» Николая Носова и в рассказе Льва Толстого «Как дядя Семен рассказывал про то, что с ним в лесу было» страхи, мучащие взрослых, вроде подлинные, но, как потом выясняется, их подлинность ограничивается снами героев. Оказывается, граница между подлинным и мнимым страхом хоть и существует, но от понимания этого становится легче только тогда, когда просыпаешься и произносишь вслух или про себя: «Ух! Страшно-то как было! Слава богу, что только во сне!»
Продвигаясь дальше, попадаем на... кладбище, через которое «весь в поту, от страха бледный» шел домой «бедный Ваня» - герой стихотворения Пушкина «Вурдалак». Что же это он «еле дышит, спотыкаясь, чуть бредет»? Ведь знает бедняга, что на кладбищах водятся «красногубые вурдалаки». И ожидание встречи с потусторонней силой чуть было не оправдалось. Да, к счастью, выяснилось, что звуки, услышанные Ваней в темноте, принадлежали не вурдалаку, а собаке, глодающей на могиле кость.
Спросите у своего ребенка, не приходилось ли ему испытывать страх перед опасностями, которые на самом деле существовали только в его воображении? Поинтересуйтесь, не боится ли он темноты. Темнота пугает и маленьких, и больших. Она изменяет очертания хорошо известных предметов, мешает ориентироваться в пространстве и времени, создает ощущение запредельности любых, даже очень знакомых звуков. Однако, увидев, как боятся темноты герои литературных произведений, представив собственный испуг как бы со стороны, ребенок постепенно учится преодолевать в себе чувства опасности и безысходности, начинает понимать, что темнота временна и что без нее невозможно по-настоящему оценить светлые стороны бытия.
Вволю насмеявшись над мнимыми страхами литературных героев, побродив в лесах, на кладбищах, в старинных замках, посидев под кроватью, постояв на темных улицах современного города, дошкольники подобно мальчику Егору из рассказа Григория Остера сбросят со своих плеч мурашки, возвратятся домой и без лишних страхов улягутся спать. И вы тоже хорошенько отдохните перед знакомством с новой серией историй, лежащих в следующем «кармане» мешка.
В нем собраны «страшно познавательные истории», в которых содержатся кое-какие сведения о жизни нечистой силы, почерпнутые из разных фольклорных и литературных источников. Прогуливаясь с детьми по «неведомым тропинкам» в тех местах, где безобразничают представители злой силы отечественного и зарубежного происхождения, взрослые могут вести тихий неторопливый разговор о быте и нравах всяческой нечисти, А помогут его начать фрагменты из «Сказочной азбуки» В. Соколовского. Каких только «нечистых» персонажей здесь нет: и Баба Яга, и Водяной, и Горе Луковое, и Змей Горыныч, и Лихо Одноглазое, и Чародей, и даже лесная ведьмочка - Кикимора, превратившаяся по собственной неосторожности в Лесное Эхо! Многообразие злодеев и вредителей не только поразит воображение маленького читателя-слушателя, но и порадует его. Ведь каждый вариант историй о нечисти напомнит хорошо знакомые сказки, где уже встречались «злобные силы».
А от знакомства с Бабой Ягой польза особая. Как выяснилось, в сказках она не только ест детишек, но и выступает в качестве помощницы.
В современной литературной сказке Баба Яга вообще от вредительства отказывается, она хочет людям добро делать и пользу приносить. Ведь она совсем маленькая - ей всего-то сто двадцать семь лет от роду! А, как известно, маленькие профессионально вредить не умеют, даже тогда, когда очень стараются.
В отрывках из сказки немецкого писателя О. Пройслера «Маленькая Баба Яга» дети узнают о том, что такое шабаш, с какой целью на него слетаются ведьмы, а также о том, как в страшной и злой среде бабок-ежек пробуждается доброе отношение к миру людей, Лес в фольклоре и литературе - пространство,   традиционно людьми не обжитое. Не менее ужасен он и в реальной жизни. Пусть в лесу никакой чертовщины и не водится, но любой ребенок знает, что там живут волк и медведь. А что отвечать взрослым на такой вопрос любопытных детей: «Лешие, ведьмы и всякое такое на самом деле бывают?» Мудрый Толкин дает совет. Детей, создающих в своем воображении образы страшных сказочных существ, он сравнивает с жителями мирной плодородной равнины, с упоением слушающими «об исхлестанных ветром утесах или бескрайнем бурном море» и стремящимися «к ним всей душой, ибо душа сильнее и мужественнее слабого, уязвимого тела»,
Потому-то в третьем «кармане» мешка находятся несколько историй о нравах нечистой силы, некогда населявшей леса Западной Европы. Это сказки датских писателей Ханса Кристиана Андерсена «Волшебный холм» и Иб Спанг Ольсена «Болотница пиво варит».
Ночной ворон, мертвая лошадь, могильная свинья, тролли и трольды (найдите отличия), лесная дева, эльфы - это лишь некоторые из присутствующих на Лунном балу, устроенном лесным царем. Вместе с детьми попытайтесь отыскать в тексте сказки «Волшебный холм» невероятно забавные и немного жутковатые эпизоды. Рассмотрите, как выглядят персонажи. Выясните, что они умеют делать, какие у них обязанности. Некоторые их поступки и действия попробуйте воспроизвести в слове, движении, отобразить в рисунке.
Когда дети вдоволь наиграются в страшилищ, от души посмеются над мнимыми страхами, наступит время перебраться в четвертый «карман» с «просто ОЧЕНЬ страшными историями».
Спору нет, ужасен волк без ноги из русской народной сказки, съевший жадную старуху, и страшен медведь из английской сказки, так напугавший пассажира дорожной кареты, но еще более кошмарна крыса из стихотворения Николая Гумилева, осторожно пробирающаяся к «кружевной и розовой кроватке», где «притаилась робкая малютка». Когда начинаешь бояться - не до шуток! Особенно если нарушаешь табу.
Сюжеты этих произведений связаны с одной из важнейших проблем детства - проблемой запрета. «Запрет взрослого, - пишет психолог М. Осорина, - имеет для ребенка магическую силу, а его нарушение психологически воспринимается как катастрофа. Тем не менее, в реальной жизни такие катастрофы происходят постоянно и должны происходить: потому что детей толкает на это неодолимая потребность в самостоятельности и в познании. Они каждодневно ведут борьбу с запретами взрослых, и в конце концов границы дозволенного всегда расширяются».
Попросите дошкольников придумать сказку, в которой основным событием будет нарушение героем какого-нибудь запрета и как следствие этого - страх в ожидании возможного наказания. Из сказки, придуманной ребенком, можно узнать, какое наказание (какой запрет) наиболее страшно ему. Но слишком злоупотреблять детским доверием не следует.
Традиционный сюжет «страшной» литературы - преследование людей посланцами иного, потустороннего мира - составляет основу художественных произведений этого раздела. Как правило, действие происходит в пространстве, непривычном для героя, чаще всего в лесу или в горах. Нечистая сила, злые духи преследуют пастухов, охотников, дровосеков, заплутавших путников. Им-то и морочит голову нечисть, постоянно оповещая о своем присутствии «вещими голосами» и звуками. От этих голосов и звуков у преследуемых мурашки по спине бегут, но избавиться от мрачных стонов, криков нет никакой возможности, так как люди, случайно оказавшиеся в опасном месте, магической силой не обладают. Рекомендуем поиграть с детьми в игру, главным условием которой будет следующее: во что бы то ни стало помочь несчастным героям преодолеть страх и расправиться с потусторонними силами. Средства борьбы с ними пусть выберут сами ребята. И, наконец, в последнем, пятом «кармане» нашли место «страшно бесстрашные истории» о том, как одолевают страх и побеждают страшилищ. Со Змеем Горынычем, Бабой Ягой, Кикиморой, троллями и великанами, разгуливающими в пространстве этого «кармана», дошкольники уже хорошо знакомы, так что они прекрасно знают, какой пакости можно ожидать от каждого из них. Но наряду со знакомыми персонажами «страшной» литературы в пятом «кармане» поселились новые злодеи и чудовища: дракон Смог, людоеды, колдуны и колдуньи всех мастей, королева змей, загадочный убийца собственных жен из сказки Шарля Перро. Правда, на этот раз у них появляются настоящие противники - герои-смельчаки. Если с первого раза победить страшилище им не удается, отважные герои не отчаиваются, а пробуют одолеть злую силу все в новых и новых поединках.
В некоторых произведениях, вложенных в пятый «карман», нечистой силы вроде бы не водится, но есть страх - главный враг героя. Его-то он и должен преодолеть. Прочитав детям «страшно бесстрашные истории», можно задать им примерно такие вопросы: «Какое событие заставило героя пережить испуг?» Чего (или кого) более всего испугался герой. Как страх героя описывается в произведении. Что придало герою смелости и сил в поединке с чудовищем? Какие способы борьбы с собственным страхом и нечистью выбирает герой? В каких историях страх преодолевается с помощью волшебства (например, заклинания, особого волшебного оружия), а в каких - только благодаря находчивости, решительности и самоотверженности героя?..»
А теперь попробуйте догадаться (и ребят об этом не забудьте спросить!), почему в качестве истории, завершающей путешествие по Стране страхов, в мешке оказался любимый не одним поколением дошкольников рассказ Николая Гарина-Михайловского «Тема и Жучка» (отрывок из повести «Детство Темы»)?
Вот, кажется, и все - истощился «Мешок со страхами»! Но не торопитесь прятать его подальше от ребенка. Пусть он самостоятельно попытается отыскать в других книгах «страшные» истории, не попавшие в этот мешок, и распределит их по «карманам». А при необходимости пришейте новый «карман» с соответствующей надписью. Ведь наш «Мешок со страхами» сшит на вырост!