Заседание пятое

Сказочные концовки

Отважные путешественники отыскали выход из темного леса… коварный злодей вот-вот будет обведен вокруг пальца… герой встречает настоящего друга, о котором всегда мечтал, – всего несколько слов отделяют нас от классического «тут и сказке конец, а кто слушал – молодец!» Но что это за слова? Как сделать так, чтобы последние строки стали в повествовании убедительной точкой, а не поставили на всей истории крест? Попробуем разобраться.

Сказка предлагает для финала уже готовое решение: «и жили они долго и счастливо». И надо найти в себе силы, чтобы, с одной стороны, преодолеть эту жанровую предсказуемость, а с другой – не обмануть ожидания читателей. Ведь даже хладнокровную взрослую публику может задеть, возмутить невзрачный или неубедительный финал полюбившейся книжной серии. Что тогда говорить о ребенке? Одно неверное слово – и малыш надолго разочаруется во всей художественной литературе.

Не позволяйте себе недооценивать важность заключительных фраз. Парадоксально, но концовка в сказке – самый благоприятный момент проявить авторскую фантазию. Созданы все условия: у читателя уже сформировались устойчивые представления о вашем сказочном мире, он знает персонажей и места действия; и читатель хорошо знаком с общепринятыми концовками сказок. Тем приятнее малышу будет немного ошибиться в своих ожиданиях.

Попробуем разобрать несколько слабых финальных вариаций, которые используют начинающие сказочники. Естественно, «слабыми» их можно назвать лишь условно: просто практика показывает, что, прибегая к подобным приемам, автор редко достигает желаемого эффекта.

«Скомканная концовка»

На протяжении всего повествования подробно расписывается важный сказочный эпизод: скажем, герой пытается разузнать, где находится необходимый для спасения друга волшебный предмет; ему достается карта; по карте он попадает в указанное место; преодолевает там множество трудностей; знакомится с различными персонажами… Все эти события подаются захватывающе и детально. Но, стоит герою обрести желаемый предмет, как «внутренне время» сказки ускоряется: в нескольких фразах, лишенная всякого описания, пред читателем проносится заключительная часть: герой благополучно вернулся из путешествия и спас друга. Порой в таком финале может быть перечислено больше событий, чем произошло за всю основную часть.

За этим приемом подсознательно чувствуется некая авторская усталость: слишком много сил и воображения вложено в один эпизод, хочется побыстрее «расправиться» с историей и рассказать ее. Совет один: без крайней на то необходимости не стоит резко изменять темп повествования.

«Проснись, моя радость»

Хорошо знакомый всем литературный прием: герой просыпается и понимает (а вместе с ним понимает и читатель), что все, происходившее до этих пор, было сном… Поверьте, разочарованию ребенка (как, впрочем, и взрослого) в этом случае нет предела. Как же так! Он сопереживал, пытался понять, что происходит – а этого и не было! Особенно болезненно воспринимается такой поворот событий, если повествование было красочным и убедительным.

Существует способ немного сгладить это негативное впечатление: смешать сон и явь. Представим себе, что история была посвящена приключениям мальчика в сказочной стране. Вот, после серии подвигов и знакомств, он просыпается в своей кроватке, грустно вздыхает, собирается вставать и… находит под подушкой лист с волшебного дерева, которое росло в приснившемся ему мире.

Но можно пойти еще дальше, перевернув ситуацию с ног на голову: все тот же герой просыпается после путешествия, все так же вздыхает, встает, завтракает и летит в школу верхом на волшебном ранце; потому что он обычный маленький волшебник из обычный школы маленьких волшебников, которых полным-полно в его обычном волшебном мире. Эффект от такой концовки будет еще сильнее, если приснившееся приключение происходило в привычном для нас окружении. Каким невероятным должен показаться маленькому волшебнику один день, проведенный в обычной школе, где на доске надо рисовать мелом, а не палочкой, и где недостаточно просто прошептать «крибле-крабле», чтобы завязать шнурки на ботинках.

В редких случаях неудачная концовка сказки может вызвать у ребенка «деятельное разочарование»: малышу захочется исправить допущенную несправедливость и сочинить свой финал – или целое продолжение… Это даже можно использовать в качестве уловки или мотивации для самостоятельного детского творчества – но только в том случае, когда все остальные сказочные моменты были безукоризненны.

Продолжим наши занятия по классификации концовок. На этот раз обратим внимание на несколько «беспроигрышных» вариантов:

Классический счастливый финал

К нему можно отнести любое благополучное завершение событий: счастливое возвращение домой, звон свадебных колоколов, важное жизненное открытие. Такая концовка нередко соседствует с ярко выраженной моралью: вот как важно дружить, вот как важно не падать духом, вот как важно мыть руки перед едой… Но такой финал наиболее выигрышно смотрится на фоне напряженно разворачивающихся событий: когда долгое время обстоятельства складываются против главного героя и кажется, что счастливого разрешения не предвидится.

Открытый финал

Можно сказать, что мы живем в век открытых финалов – настолько выгодным стало ремесло Шехерезады. Хотя подаются они порой в самом грубом виде: повествование обрывается на самом интересном месте – и читателю (или зрителю, если речь идет о кинофильме) не остается ничего другого, кроме как ждать и вновь тратить деньги, чтобы узнать, чем все-таки закончилась история.

Но в классическом понимании открытая концовка не требует продолжения – она позволяет читателю самому додумать, как в дальнейшем сложатся события, самому сделать свой выбор. Приведем пример. Любопытной икринке надоело спать под камнем, в компании таких же икринок, – ей не терпелось узнать, какие существа водятся в море. Она цепляется за панцирь краба и отправляется путешествовать, чтобы познакомиться со всеми обитателями моря. Когда странствия подходят к концу, икринка возвращается под родной камень и засыпает, гадая, какой рыбой она станет, когда вырастет. Вместе с икринкой гадает и юный читатель.

Кольцо

Кольцевая композиция подразумевает, что финал истории, по всем внешним признакам, будет напоминать ее начало. Как в случае с уже упомянутым путешествием верхом на крабе: в конце тот же камень, те же подружки-икринки. Повествование делает круг и возвращается к исходной точке. Но за этим повтором скрывается напряженная духовная работа главного героя: он открыл для себя что-то новое, справился с каким-то страхом или заблуждением. И знакомые декорации вызывают у него новые теплые чувства.

Неожиданный финал

Как и все неожиданное – он совершенно не поддается классификации и типизации. Кратко можно описать его такими словами: все оказывается не тем, чем казалось на первый взгляд. Требуется со всей ответственностью, со всей фантазией и юмором подойти к нескольким заключительным фразам.

В сущности, настоящий финал сказки – это не слово «конец». Этот тот момент, когда маленький слушатель хлопает от радости в ладоши, понимая, как здорово все получилось. И такой финал стоит любых усилий.

Некоторые понятия, которых мы коснулись в рамках этой беседы: сказочная композиция, «внутреннее время», темп повествования – станут основной темой нашего следующего, шестого заседания Детского литературного клуба. Дата новой встречи – 22 октября. А электронный адрес, по которому можно прислать свои работы и вопросы, остался прежним: online@obruch.ru

А сейчас слово предоставляется постоянным участникам нашего Клуба:

Лифт и ремонтник

Главным врагом Вверха Внизовчиа, пожилого лифта, был ремонтник. Усталый усатый мужчина в синем комбинезоне, которого то и дело вызывали обеспокоенные жильцы: ведь Вверх Внизович подолгу задерживался на одном этаже, дожидаясь девочку Таню. А жильцам почему-то казалось, что тот сломался.

Ремонтник приходил, звенел своим чемоданом с инструментами, раскручивал какие-то щитки, дергал за какие-то провода, гонял несчастного Вверха Внизовича по этажам, как мальчишку. Однажды терпению пожилого лифта пришел конец. И он даже нарушил главное правило всех лифтов: перемещаться только по своему подъезду. Когда ремонтник, завершив все свои манипуляции, решил спуститься на первый этаж, Вверх Внизович, захлопнув двери, что было сил помчал усталого усатого мужчину через весь город: кабина тряслась, пол подпрыгивал и проваливался, свет мигал и гас, дребезжали кнопки. И через несколько минут потрясенный ремонтник с поседевшими усами кубарем выкатился из лифта прямиком на смотровую площадку Останкинской телебашни. Следом Вверх Внизович вышвырнул и ненавистный чемодан с инструментами.

С тех пор мужчина никогда больше не подходил к лифтам, не ездил на них, а поднимался и спускался только по лестнице. И на жизнь зарабатывал ремонтом обуви, приговаривая, что из всех транспортных средств доверяет только ботинкам.

Ирина Чукотина

Волшебные карточки для котят

Однажды три котенка, Мурка, Серенький и Пушок, отвлеклись от своих любимых дел – и отправились на прогулку.

Они шли по тропинке – и вдруг увидели сундук, с которого не сводил глаз самый настоящий пират. Им захотелось заглянуть в сундук, но пират был начеку. «Только если победите меня!» – крикнул он и выхватил меч. Всем известно, что котята, пусть и не самые лучшие бойцы, зато – самые лучшие хитрецы. Пока Серенький отвлекал пирата, Мурка и Пушок схватили сундук. После чего все трое пустились наутек.

В сундуке, помимо самых обыкновенных сокровищ, лежала еще и карта сказочной страны. По этой карте можно было найти волшебные карточки, исполняющие любые желания. Котята оправились за ними.

Когда они прошли половину дороги, путь им преградил большой злой рак: «Если вы отгадаете мою загадку, тогда пойдете дальше, – сказал он, – а если не отгадаете – придется вернуться обратно». «Отгадаем!» – смело мяукнул Пушок. «Ну что ж, слушайте, – усмехнулся рак. – Летело три пингвина и десять страусов. Сколько птиц летело в небе?»

Котята подумали немного и ответили, что ноль. «Почему ноль?» – спросил рак. Пушок ответил, что пингвины и страусы не умеют летать. Всем известно, что пингвины хорошо плавают, а страусы быстро бегают. «Вы отгадали мою задачу, и я вас пропускаю…» – вздохнул рак.

Котята отправились дальше. Шли они, шли и, наконец, подошли к воротам волшебной страны. Позвонили в звонок. Там их встретил самый главный волшебник города. Он спросил, зачем они пришли сюда. Мурка ответила, что они хотели получить три волшебные карточки, которые исполняют желания. Волшебник позвал их за собой и показал завод, где производят волшебные карточки. На заводе главный руководитель дал котятам карточки. Мурка, Серенький и Пушок переночевали в волшебной стране, а наутро отправились обратно домой.


Роман Дарькин (7 лет) и его мама